Новости мира непридуманных фантазий

Изафет

Все языки похожи друг на друга основной структурой. По крайней мере, на первый взгляд. Идут годы, мы набираемся опыта и узнаём, что даже привычное подлежащее и дополнение есть не в каждом языке, а в китайском языке нет прилагательных. И таких особенностей, переворачивающих всё с ног на голову, довольно много. Одна из них называется так: изафет.

Слово происходит от арабского идафат («дополнение»). Основной лингвистический смысл этого термина — создание определительной конструкции путём прибавления показателя к определяемому слову. В русском и большинстве других языков наоборот: если мы употребляем существительное как определение, то именно оно стоит в родительном падеже; у прилагательных признаком того, что они являются зависимыми словами, являются окончания, согласующие их с определяемым.

Например, «рубашка» — простое существительное. В словосочетаниях «новая рубашка» или «рубашка отца» определения («новая» и «отца») стоят в разных позициях и снабжаются разными показателями, но определяемое слово («рубашка») является неизменным. Совсем наоборот в фарси (персидском языке): پیراهن [pira:han] «рубашка» тоже является определямым словом в конструкциях پیراهن نو [pira:han-e now] «новая рубашка» и پیراهن پدر [pira:han-e pedär] «рубашка отца». Видно, что именно определяемое слово снабжается показателем (суффикс -e, который на письме не отображается, но произносится; соответствует суффиксу в близкородственном персидскому таджикском языке).

То же самое во фразе, крупно написанной в начале статьи: [man doxtar-e afghan-am] «Я афганская девушка» (буквально «Я девушка+изафет афганский-я-есть»).

Исторически эта конструкция произошла от древнеперсидской «определяемое — слово tya / hya (который) — определение» (если с примером, то что-то вроде «рубашка, которая новая»), а в среднеперсидском это «который» стянулось до известных окончаний.

Таким образом, в иранских языках (фарси, дари, таджикском и некоторых других) изафет является приобретённым, сформировавшимся, и скорее всего — под влиянием других языков.

В тюркских же языках алтайской семьи изафет употребляется исконно. Например, в казахском слово қазақ обозначает «казах» или «казахский», а слово тіл «язык», но чтобы связать их в определительную конструкцию, требуется изафетный показатель: қазақ тілі «казахский язык». Более сложно образована конструкция қазақ тілінің орфографиясы «орфография казахского языка»: здесь слово тіл снабжено не только показателем изафета, но и показателем родительного падежа -нің, и первые два слова являются сложным определением к третьему, которое, как определяемое слово, снабжено показателем изафета (-сы после гласных).

В микронезийских языках на островах в Тихом океане есть аналогичная конструкция: в ней изафетная форма слова подвергается сложным фонетическим изменениям (язык трук: maas «глаз» — mesen yiik «глаз рыбы», язык мокил majmijen mwumwwo то же, язык науру emeemeen iio то же).

Наконец, изафетная конструкция есть и в европейских языках, в частности, в венгерском. Например, слово ház «дом» во фразе Ez az a ház, hogy a beépített István «Вот дом, который построил Иштван» употреблено без всяких окончаний, в контексте Itt az én házam «Вот мой дом» — уже с притяжательным окончанием, а в словосочетании Az apám háza «Дом моего отца» — в изафете (если буквально, то «артикль — отец-мой — дом-его»).